«Враг моего врага»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

С чего рискует начаться вторая холодная война спустя 30 лет после того, как СССР канул в лету?

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

Антикитайская стратегия США геополитически оформилась и вышла за рамки сугубо экономических мер. Еще полтора года назад речь шла о торговой войне, где главнокомандующим выступил бизнесмен и президент Дональд Трамп. Но пришедшие к власти в 2020 году демократы «воюют» по-другому.

Разбираемся, с чего рискует начаться вторая холодная война спустя 30 лет после того, как СССР канул в лету.

Американцы в зоне китайских интересов

31 августа Штаты вывели свои войска из Афганистана. Американские СМИ показательно раскритиковали такой шаг, испугавшись конца гегемонии США на Ближнем Востоке и не только. Как и предполагалось, Вашингтон бросил «демократизировать» Афганистан не без причины: руководство страны приготовилось к переброске сил в Индо-Тихоокеанский регион для противостояния Китаю. «Азиатский разворот» демократы возобновили еще при Бараке Обаме, а теперь продолжили.

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

Уже 15 сентября Штаты, Великобритания и Австралия создают новый альянс AUKUS, ради которого австралийцы портят дипотношения с Францией, решив строить атомные подводные лодки с помощью Америки. 24 сентября лидеры США, Японии, Австралии и Индии встречаются в рамках четырехстороннего диалога по безопасности (QUAD), договариваясь о сотрудничестве по кибербезопасности (Вашингтон обвинял Пекин в кибератаках), освоению космоса и сетям 5G. До этого обеспечить мир вышками для самого быстрого интернета намеревался Китай.

25 сентября президент США Джо Байден и президент Индии Нарендра Моди провели очень теплую встречу, договорившись развивать «глобальное стратегическое партнерство», в том числе в оборонной сфере. Правило «враг моего врага — мой друг» действует безотказно: Нью-Дели и Пекин еще не «остыли» после прошлогоднего вооруженного конфликта на границе из-за региона Аксайчин, оспариваемого Индией.

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

Будучи соседями, Индия и КНР сотрудничали в области технологий и инвестиций (инвестировал преимущественно Китай), но политическая напряженность рискует снизить дипотношения до полного разрыва. Или чего похуже.

Именно на Индию, как одну из двух крупнейших экономик региона, Штаты рассчитывают больше всего. В антикитайской «коалиции» Нью-Дели для Вашингтона — самый главный и ценный союзник, но не единственный. Есть еще Таиланд, Вьетнам, Южная Корея, Япония, Австралия и Новая Зеландия.

Таким образом, Соединенные Штаты пытаются взять Китай в кольцо. Но и о дружественной ему России не забывают.

«При Трампе ключевая роль в борьбе с Китаем отводилась России, чтобы она не мешала США один на один разбираться с Китаем. Поэтому Трамп хотел улучшить отношения с РФ. Байден считает, что Китай нужно сдерживать с помощью союзников в Азии, а Россию с помощью НАТО в Европе. Но, как показывает практика, борьба на два фронта — всегда грубая ошибка», — говорит ведущий научный сотрудник Центра исследований проблем безопасности РАН Константин Блохин.

Пока администрация Байдена рассредотачивает силы на два фронта, Китай подбирается все ближе к американским границам.

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

Инвестиционный поход на «задний двор» США

Накануне посол Эквадора в США Ивонна Баки заявила, что Вашингтон проигрывает Латинскую Америку Китаю, даже не вступая в борьбу.

Действительно, Китай расширил свое присутствие в традиционно американском регионе, к которому Штаты относятся крайне ревностно. Сейчас КНР является главным торговым партнером для крупнейших латиноамериканских стран, что дает Пекину значительные рычаги влияния там, где и без того североамериканскому империализму многие не рады.

«Без большего внимания со стороны Вашингтона даже дружественные США [латиноамериканские] правительства придут к выводу, что "мы все еще просто задний двор". Китай только и ждет этого, говоря: "Мы здесь. Мы даем вам деньги". Они, конечно, хотят контроля, но не говорят об этом», — цитирует посла Эквадора издание Axios.

Так, Пекин готов заключить с Эквадором соглашение о свободной торговле уже к марту следующего года. А Россия начала активно сотрудничать со страной в энергетике, фармацевтике, сельском хозяйстве и добыче полезных ископаемых еще раньше.

«Си Цзиньпин звонит президенту [Эквадора]. Он хочет поговорить с ним. [Владимир] Путин хочет поговорить с ним. И они звонят с конкретными предложениями», — намекает посол Эквадора Вашингтону.

Показательная ситуация: по словам Баки, Эквадор очень благодарен Байдену за пожертвование двух миллионов доз вакцины от коронавируса в июле. Но Китай уже предоставил 13 миллионов доз. 

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

В начале сентября президент Уругвая Луис Лакалье Поу объявил, что страна рассмотрит возможность переговоров с Пекином о свободной торговле. Эту новость заметили далеко не все международные СМИ, тем не менее, она наглядно демонстрирует положение дел у американских границ.

Всего 20 лет назад США были главным торговым партнером девяти из 12 стран Южной Америки. Теперь эту роль взял на себя Китай, став крупнейшим экономическим партнером всех государств, кроме Колумбии, Эквадора и Парагвая. Но вскоре может «перетянуть» и их.

Китайское лидерство вполне объяснимо. КНР покупает у Южной Америки нефть и медь, строит там инфраструктуру — жилые дома, гидроэлектростанции, шоссе и железные дороги. В общем, делает все то, чем не занимались Соединенные Штаты. Также немаловажно, что к Китаю у латиноамериканцев куда меньше политических претензий, чем к «гегемону» по соседству.

«Токсичные политические проблемы, связанные с Китаем, страны Южной Америки не беспокоят. Но когда дело доходит до "янки", у каждого жителя региона есть политическое мнение. С Китаем дело обстоит совсем не так», — цитирует Axios жителя Уругвая, два года проработавшего в правительстве китайского города Фошань.

«Враг моего врага…»: Китай и Россия пришли в Южную Америку, пока Байден «воевал» в Тихом океане

Учитывая исторически непростые отношения стран Латинской Америки и Соединенных Штатов, осложнившиеся когда-то доктриной Монро и ее последствиями, логику «враг моего врага — мой друг» Китай сумел применить не менее хитро, чем Вашингтон в случае с Индией. А может быть, и более.

Ранее сообщалось, что США обеспокоены потенциальным сближением Германии с Россией после германских выборов. Подробнее — в нашей статье.

Оцените статью
Семьи Крыма